Дмитрий Кобылкин: «Экология сегодня — индикатор качества жизни»

prev

medium_6e25fcb2b2cdea3898ed3574b88dfc12dcd33ac4Министр природных ресурсов и экологии РФ Дмитрий Кобылкин считает, что экология стала национальным приоритетом. Пользуясь возможностью, журнал RRR задал самые актуальные вопросы о нацпроекте «Экология», о реформе ТКО и личной мотивации главы Минприроды России к раздельному сбору мусора.

— Дмитрий Николаевич, непросто принимался национальный проект «Экология» в России, непросто стартовал с начала года. Многие назвали его практически революционным. Какие у вас ожидания и оценки первого полугодия реализации? 

— Действительно, считаю наш проект своевременным, масштабным и, наверное, одним из самых сложных. Долгое время считалось, что на благополучие человека, его здоровье оказывают влияние, прежде всего, генетика, образ жизни, уровень медицины, и лишь где-то потом вспоминали о состоянии окружающей среды.

Сегодня экология — это индикатор качества жизни совершенно объективно. Не назвал бы его революционным, скорее, предпочту эволюционный путь развития отраслей. Но когда мне говорят, что, например, по направлению «отходы» нацпроект привел к коллапсу мусорному, по-прежнему считаю: коллапс произошел бы очень скоро и на большей части страны, если бы мы не начали преобразования в системе ТКО. Оценивать пока рано. Многие проблемы копились годами и десятилетиями. Хочется быстрых результатов, но этого не произойдет.

— Как выбирали приоритеты? Очевидно, что нацпроект — это концентрация усилий на чем-то наиболее проблемном. 

— В условиях, когда президентом России поставлена задача войти в Клуб стран с продолжительностью жизни 80+, вопросы состояния воздуха, воды, почв, лесов, сферы обращения с отходами играют ключевую роль. Разрабатывая нацпроект «Экология», мы основывались на ожиданиях и потребностях человека, его семьи и будущего россиян. При формировании документа акцент делали на том, чтобы показатели проекта имели заметный для общества результат.

Мы реализуем одиннадцать федеральных проектов по пяти жизненно важным направлениям: «Отходы», «Вода», «Воздух», «Биоразнообразие» и «Технологии». Практически каждый житель страны на себе почувствует эффект от реализации мероприятий «Чистой страны», «Комплексной системы обращения с ТКО» и «Инфраструктуры для обращения с отходами 1-2 классов опасности». Направление «Вода» нацелено на оздоровление Волги, а это 60 миллионов человек, проживающих на берегах великой реки. Также предусмотрено сохранение Байкала и уникальных водных объектов, таких как Телецкое и Ладожское озера.

Отдельно разработан проект, задача которого — повысить качество питьевой воды путем модернизации систем водоснабжения с использованием перспективных технологий. Совместно с Минстроем России и Роспотребнадзором необходимо обеспечить к концу 2024 года более 90% населения страны качественной питьевой водой.

По направлению «Биоразнообразие» намерены создать 24 новые особо охраняемые природные территории, развить инфраструктуру экотуризма, перейти на 100%-ное восстановление лесов. Еще два важных направления — «Воздух», он выделен в федеральный проект «Чистый воздух», и «Технологии», в рамках которого предстоит реализовать совместный проект Минприроды и Минпромторга России «Внедрение НДТ».

— Дмитрий Николаевич, давайте подробнее остановимся на направлении нацпроекта «Отходы». С начала года в реформу обращения с отходами вошли 75 субъектов. Еще перед восемью регионами стоит задача, как Вы говорите, завершить настройку до 2020 года. Успеют? 

— Большинство регионов уже в реформе. Действительно, есть пока и те, кто проводит настройку, разбирается в судах, пересматривает схемы. По всем ним составлены «дорожные» карты. Мы находимся в постоянном контакте. Но задача перехода не снимается. Скажу больше, субъекты, которые запросили отсрочку (Москва, Севастополь, Санкт-Петербург) работу ведут не менее активно. Севастополь, например, перешел на новую систему в полном объеме.

— В каких регионах реформа проходит с затруднениями, с чем это связано?

— В некоторых субъектах реформа действительно проходит со сложностями. Не буду их перечислять, но это связано, скорее, с организационными вопросами на местах. Опять же наличие труднодоступных районов. На федеральном уровне принимаются исчерпывающие меры. Уверен, к концу года турбулентность закончится. К тому же субъекты могут рассчитывать на федеральную поддержку через ППК «РЭО».

— В России мусорная отрасль только создается. При этом в той же самой Европе отходы — это прибыльный бизнес. По Вашим прогнозам, когда отрасль будет приносить доход и российскому бизнесу?

— Отрасль уже приносит средства в бюджет в виде налогов, которых раньше никто не видел. Задача сделать отрасль прозрачной уже начала решаться. Если говорить о доходности и для игроков, то, конечно, сейчас важно поддержать региональных операторов, не допустить их банкротства, проработать возможные механизмы поддержки всех участников вновь создаваемой отрасли.

Регоператоры только вошли на рынок, им нужно проанализировать потребности в мощностях, проработать грамотную логистику. Мы прекрасно понимаем, что многие территориальные схемы писались в кабинетах, а нужно, чтобы они работали «в поле». Сейчас ППК создает так называемую федеральную схему обращения с отходами. Для этого проверят все терсхемы и, исходя из полученных данных, мы разработаем программу строительства инфраструктуры во всех регионах. А то, что ТКО — это ценный ресурс, а не мусор — это весь цивилизованный мир доказал.

— Опыт каких стран в сфере обращения с отходами Вы считаете наиболее успешным и результативным?

— Сегодня на наших глазах и при участии всех жителей в России создается совершенно новая отрасль — обращения с отходами. У других стран на это уходили десятилетия, у нас нет столько времени. Мы проанализировали лучшие мировые практики, чтобы максимально эффективно решать задачи нацпроекта «Экология».

Например, Германия, один из мировых лидеров в организации системы обращения с отходами. Первый закон в этой сфере был принят еще в 1970 году. Сейчас там сформировался, пожалуй, самый строгий в Евросоюзе свод нормативов, регулирующих отрасль. Скажем, у них запрещено захоранивать необработанные отходы. Большая часть из них направляется на переработку. Примерно к такой формуле должны прийти и мы.

У каждого дома там стоит несколько контейнеров для сбора разных фракций. Но на стоимость услуги по обращению с отходами для населения влияет скорость и объем наполнения только одного контейнера — со смешанными отходами. Утилизацию биоотходов финансирует муниципалитет.

А вот вывоз и переработку содержимого контейнера с макулатурой, алюминием, бумагой, картоном и другими отдельно собранными фракциями оплачивают компании, которые аккумулируют платежи за расширенную ответственность производителей упаковки по всей стране. Эта стоимость заложена производителем в цену товара. Такой подход стимулирует жителей тщательно сортировать отходы.

— Кроме Германии, кого еще можете выделить?

— В Азии безусловным лидером по переработке мусора является Япония. Это островное и перенаселенное государство. Площадь всей страны сравнима со средними российскими регионами, при этом количество населения примерно, как в России. В стране буквально нет ни единого кусочка свободной земли, и размещать их негде. Практически все отходы в Японии, начиная от продуктов питания и заканчивая автомобилями, перерабатывается для вторичного использования. А энергию, получаемую от сжигания горючих отходов, направляют на отопление цветочных теплиц. Из мусора производятся стройматериалы.

Поражает и количество предприятий по переработке бытовых отходов — их около двух тысяч. Но в Японии весь мусор сначала очень тщательным образом сортируется. Я был в Токио проездом буквально 17 июня, когда возвращался со встречи министров экологии стран G20, даже в такой продвинутой стране мусор на улице встречается в большом количестве.

У каждой из стран свой опыт, но как бы ни отличались технологии, методики, традиции, географическое положение, способы одни и те же. В первую очередь, сортировка отходов дома, затем более тщательный отбор фракций на мусоросортировочных заводах, переработка, биокомпостирование органики, захоронение хвостов. Или сжигание с последующим захоронением золы. Это базовая формула, без которой невозможно полностью избавиться от отходов или радикально сократить их объем.

— Внедрение раздельного сбора — это тема, которая сейчас вызывает, наверное, самое большое общественное обсуждение. Но в той же Германии он осуществляется благодаря РОП. Применима ли эта практика в будущем и для России? 

— Одно из основных слов, которое мы используем, когда говорим о реформе в сфере обращения с отходами — это прозрачность. Мы должны прийти к понятной цепочке движения мусора — от контейнера до переработки. Естественно, ее важным звеном является РОП.

Пока этот институт только формируется, и все мы понимаем, что действующие сегодня отчисления не позволят в полном объеме окупить затраты на утилизацию упаковки. Но здесь очень важно не делать резких движений. Бизнес должен плавно встроиться в систему. По поручению вице-премьера Алексея Васильевича Гордеева при Минприроды России создается межведомственная рабочая группа, которой предстоит выработать меры повышения эффективности РОП и экологического сбора. Пока результаты работы системы не устраивают.

— А Вы дома мусор сортируете?

— Да, мы с семьей провели эксперимент и, оказалось, что за месяц можно привыкнуть к сортировке. У меня кухня 8 кв. м. Места немного, но дочка нашла, куда поставить пакет, куда мы пластиковые бутылки, стекло и все, что не связано с биологией, складываем. Пока у нас два пакета, мы их выносим.

Правда, в районе Москвы, где мы живем, пока не организован раздельный сбор мусора, поэтому мы вынуждены выбрасывать оба пакета на обычной контейнерной площадке. Но, уверен, система скоро изменится.

— С 1 июня начала полноценно работать ППК «РЭО». Какие задачи для нее Вы считаете первоочередными?

— Да, мы готовились к созданию этой важнейшей для исполнения реформы структуры. «РЭО» — это помощник регоператоров и органов власти на местах, который привлекает инвестиции для развития инфраструктуры, консультирует, видит всю картину в целом по стране. Кроме того, в «РЭО» сосредоточены компетенции финансовой, инвестиционной, технологической частей — что станет основательной поддержкой для частных регоператоров. Если такая поддержка будет необходима — ППК ее окажет.

— Понятно, что у бизнеса есть опасения о монополизации рынка обращения отходов. Как будут выстраиваться отношения между ППК и регоператорами?

— Эти опасения не имеют под собой оснований. Неоднократно уже отвечал, что задачи «РЭО» — помогать регоператору ТКО, а не подменять его.

— Вы говорили о том, что ППК совместно с регионами определит 100 первых объектов переработки отходов и уже в этом году приступит к строительству пилотных 20-ти. Какие регионы сегодня испытывают наиболее острую необходимость в строительстве инфраструктуры? Они уже определены?

— Да, мы направили соответствующий запрос и в настоящее время собрали информацию от регионов. Сейчас ее обобщают в ППК. Первая двадцатка в ближайшее время будет озвучена. Уже сейчас я могу сказать, что это будут, в первую очередь, субъекты, где, например, нет законных полигонов для размещения современных мусороперерабатывающих комплексов, где отсутствует инвестор, и «РЭО» занимается его поиском. У всех разная ситуация.

— Вы ставили задачу субъектам до конца II квартала провести учет мест накопления ТКО и полученную информацию о контейнерных площадках включить в терсхемы. После того, как данная аналитика будет получена, какие будут поручения? Будут ли, например, выделены деньги на создание контейнерных площадок и закупку контейнеров?

— Да, такое поручение дано, и сейчас мы совместно с Минстроем России проводим анализ потребности в создании контейнерных площадок и приобретении контейнеров, смотрим, отражены ли они в терсхемах, и формируем их перечень. После этого будет определен необходимый объем финансирования из федерального бюджета всем субъектам РФ, кто своевременно предоставил данные. То есть федеральная поддержка однозначно будет.

К сожалению, есть регионы, которые не заложили средства на создание контейнерных площадок и закупку контейнеров в свои бюджеты. Хотя эти полномочия по благоустройству территории находятся на уровне региональной и муниципальной властей. Вопрос доведем до конца.

— Какие задачи для себя лично Вы ставите в ходе реализации «мусорной реформы»?

— Изменить мышление. Причем не только специалистов, которые работают в этой отрасли, но и наших жителей. Надо признать, что экология — это ежедневный личный вклад каждого человека в будущее.

Да, на установочном этапе сейчас вижу много вопросов и критики. Деятельность по обращению с ТКО вышла из «серой зоны» в белую и справедливо попала в подконтрольную отрасль, в том числе со стороны общественности. И ранее существовавшие проблемы с излишками накопления ТКО, плохим подбором мусора на площадках стали обрастать претензиями населения, повторюсь, справедливыми. Мы вывели платеж за ТКО отдельно — это стало видно, значит, должно стать видно и изменения в виде качественной услуги.

Конечно, справедливо и то, что переход на новую систему по обращению с ТКО требует значительных организационных усилий, так как затрагивает каждый регион Российской Федерации и всех жителей страны. Создается новая отрасль обращения с отходами, которой раньше не было. Предстоит воспитать в обществе и новую культуру. Сегодня еще не все механизмы реформы начали работать, но в целом движение началось. Ничего не делать уже нельзя.

Источник: сайт Минэкологии РФ

Яндекс.Метрика